Свободный доступ к персональной информации или мистика 1 января 2010 года

защита персональной информацииСуществует базовая вещь, о которой я еще не писал, но степень ее важности очень высока.

Итак… нормативное поле защиты персональных данных не может существовать само по себе, оно обязательно «согласуется» с правовым полем свободы информации.

Если в социальном государстве обеспечиваются социально-экономические права, то в условиях «электронного государства» на первый план выдвигаются информационные права. К таким правам, прежде всего, относятся право на получение информации и право на защиту персональной информации.

Иными словами, в основе любого свободного общества должны лежать постулаты:

1) О свободном доступе к информации;
2) О защите персональной информации.

Говоря о свободном доступе к информации, я имею в виду информационную открытость государственных органов, необходимость в которой продиктована объективными факторами.

Например:


11 правил, которые нужно соблюдать, если вы входите в судебный процесс, касающийся вопросов информационной безопасности

• Непрозрачность государственных процедур способствует росту коррупции.
• Непрозрачная деятельность органов гос.власти снижает эффективность работы бюрократического аппарата.
и т.д.

Говоря о защите персональной информации, я имею в виду полный комплекс мер направленных на сохранение конфиденциальности сведений о гражданах (тут причины и необходимость очевидны).

Итак, теоретические постулаты мы определили. Теперь посмотрим, как обстоят дела на практике.

Закон о персональных данных (152-ФЗ), как основной документ призванный защищать права граждан через защиту персональной информации, у нас есть.

Что касается закона о свободе информации, то он был принят совсем недавно и еще не вступил в силу – это Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» Без шуток, закон вступает в силу 1 января 2010 года просто магия какая-то 😉 . Актуальность нового закона хоть и велика, но пресса пока немногословна. С моей точки зрения это знаковый документ, и о нем обязательно нужно говорить. Дело в том, что впервые в российской истории появляется основополагающий закон, закрепляющий право граждан на доступ к интересующей информации. В большинстве западных странах можно найти массу нормативно-правовых актов о свободе информации (самым первым был Access to Public Records Act Швеции в 1766 году, но это отдельная история).
Основная масса законов стала появляться почти полвека назад (закон США 1966г. «О свободе доступа к информации» (FOIA), или закон Норвегии 1971 г. «Об общественном доступе к государственным документам»). С развитием компьютерных технологии эти законы изменяются. Например, в закон США 1966 г. «О свободе доступа к информации» были внесены поправки, обязывающие государственные органы предоставлять информацию в электронном виде, либо принимаются новые законы второго поколения (последние существенно расширяют содержание права на информацию).

Отмечу, что на территории многих стран даже действуют независимые негосударственные организации (такие как National Security Archive в США), которые занимаются сбором и публикацией рассекреченных документов. Доступ к подобным документам стал возможен после вступления в силу того же закона О свободе доступа к информации.

В качестве заключения хочу сказать: анализируя международную практику, приходишь к выводу, что на прохождение полувекового пути (по примеру Штатов) формирования информационного права нам отводится всего несколько лет. Сегодня мы семимильными шагами адаптируемся под закон о персональных данных, скоро будем адаптироваться под закон о свободе информации, завтра будет что-нибудь еще. Другими словами, современное российское общество стремиться быстро «встроиться» в общемировые «правила игры». Остается надеяться, что раз спешим, то отставание не безнадежно.

> Если в социальном государстве обеспечиваются
> социально-экономические права, то в условиях
> «электронного государства» на первый план выдвигаются
> информационные права. К таким правам, прежде всего,
> относятся право на получение информации и право на
> защиту персональной информации.

Упоминание социального государства показалось неожиданным (не знаю, почему). Ввел эту фразу в Яндексе — нашлась с точностью до буквы.
Все остальное тоже ворованное?

[Ответить]

  • Ригель: Поискал в яндексе и нашел такое совпадение: http://www.hse.ru/pressa2002/?show=8757&selected=614&PHPSESSID=5c53a4149190 ? Это то? Если да, то где совпадение до буквы?
    Безусловно, если я пишу статью, то не занимаюсь философскими рассуждениями, а пользуюсь различными источниками, в том числе и на иностранных языках. Для этой статьи я перечитал около 10 источников. Если вы хотите видеть абстрактные рассуждения о персональных данных, то их полная сеть. Я же пишу реальные вещи.
    А что касается вашего вопроса про плагиат, ищите в яндексе, он поможет.

    [Ответить]

  • Цифры точно сперты у арабов !

    [Ответить]

  • А разве нет? Процитированная мной фраза совпадает до буквы. Перед ней в оригинале находится и весь абзац про Норвегию / поправки. И это только один случайно взятый фрагмент.
    Мне слишком дорого мое время, чтобы комментировать мысли, которые мыслями не являются, а тиснуты хер знает откуда через буфер. Поэтому крайне желательно, чтобы Вы указывали, где Ваш мопед, а где чужой.

    По существу же Вашего открытия (если я его правильно понял за нагромождением «совпадений», как Вы их называете) могу сообщить, что помимо статей в трехглавом, есть касьяновское постановление о доступе к информации о деятельности ФОИВ, и шикарно функционирующий отскок через черномырдинское постановление о служебной информации ограниченного распространения. Обнаруженнный Вами закон почти ничего не изменил (а кое-что даже изменил в худшую сторону), поэтому и нет вокруг него особой ажиотации.

    [Ответить]

  • swan: 🙂 точно! и букты из алфавита)))

    [Ответить]

  • 2 Ригель — да прутся тексты порой даже не читаются — я вот каюсь… стараюсь конечно ссылки на источник делать…

    [Ответить]

  • Хм…нельзя считать априори, что на Западе все лучшее. Меньше знаешь — крепче спишь. То, что Запад вводит у себя различные законы позволяющие осуществлять доступ к информации, ещё не есть хорошо. Особенность русского менталитета и многовековая история показывает, что чем меньше знает русский человек, тем меньше у него головная боль. Слепая последовательность властей (Славься большой брат!!!) по приведению федерального законодательства в соответствии с международным показывает полноту латинской поговорки в русской интерпретации «Dura lex sed lex» — «Закон дурной, но исполнять придется».
    ИМХО: Не стоит слепо следовать международному законодательству, да, опыт в ЗИ у Запада есть, но и от своего не стоит отказываться.

    [Ответить]

  • http://www.anti-malware.ru/node/1745

    [Ответить]

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *